Шансы на инновационное развитие

Налицо пассивность институтов инновационного развития. Необходимо более мощное и менее робкое венчурное финансирование. У нас боятся тратить деньги, на инновации их реально тратят совсем не в рамках венчурного финансирования.

Поэтому очень важно, чтобы действовали особые экономические зоны, такие, в частности, как в Елабуге. При этом надо понимать, что герои капиталистического труда обеспечивают нам только точечные успехи, которые не распространяются и не могут сами по себе распространиться по всей стране. Для этого есть ряд причин, которые и надо устранить. Необходимо создать стимулы для долговременных инвестиций, причем в большом количестве «точек». Для этого нужны не только федеральные, но и региональные банки развития.

Необходимы кардинальные реформы отношений в сфере труда. У нас установилась вопиющая недооценка профессиональных качеств индивидуального труда, и поэтому резкое увеличение стоимости интеллектуального труда — абсолютный императив. Вредит модернизации безответственность собственников и менеджеров за нарушение трудового законодательства. В этом отношении в стране установился ужасный феодализм. Соглашаетесь работать за пять копеек, значит, будете получать пять копеек. В Москве еще есть выбор, а в других городах, при отказе работать за гроши, человек просто остается без куска хлеба. Пассивность профсоюзов – беспрецедентна, хуже, чем при советской власти.

И поэтому очень трудно создать носителя модернизации в этих условиях.

Контрпродуктивна, замечу, установка на тотальную маркетизацию мериторных благ. То есть идея, что наука, образование, культура,здравоохраниние должны переходить на хозрасчет, если назвать это прежним языком. При всех оговорках, которые делает на эту тему правительство, все усилия власти и законодателя реально двигают страну именно в этом направлении, которое несовместимо с решением задач модернизации.

Ну и наконец, требуется увеличение расходов бюджета на НИОКР и увеличение налоговой части бюджета, потому что все это требует очень мощной государственной поддержки.

Глобальные технологические регионы создаются во всем мире, думаю, что у России есть шанс создать его в рамках СНГ. Задача эта очень трудная и сложная, еще сложнее, чем у ЕС. Потому что Россия имеет очень большой вес в Содружестве, у нее мало маневра, она слишком велика, чтобы согласовывать что-либо, к примеру с Молдавией, и в то же время не слишком сильна, чтобы добиться прямого ей подчинения. Формула таких отношений удачно сформулирована академиком Александром Некипеловым. Она такова: «Максимум политических выгод с России — минимум политических обязательств по отношению к ней». Но надо сказать, что сейчас лед тронулся. Очевидно, что в рамках СНГ есть реальный интерес если не к интеграции, то к консолидации.

Есть большие сигналы, говорящие о том, что если Россия инициирует какую-то программу технического комплексного обновления собственной промышленности, то страны подключатся независимо от иерархии и независимо даже от того, хотят они или не хотят добиваться более продвинутых форм интеграции.

Присутствуя недавно на русско-белорусской встрече ученых, мы видели очень серьезное стремление обновлять производство на интеграционной основе. А собственно обычная специализация-кооперация, что свойственно Европейскому союзу, при этом имеет очень большие шансы.


2328605893823586.html
2328664527338682.html
    PR.RU™